Главная   Финансы    Энергетика    Металлургия    Технологии    Страхование    Транспорт    Недвижимость    Здравоохранение  
Дискуссия Владимира Путина и Меган Келли на пленарном заседании ПМЭФ -2017
В рамках дискуссии на пленарном заседании ПМЭФ -2017 много вопросов было посвящено геополитике, что фактически также стало частью. Помимо вопросов о сложностях в отношениях России и НАТО, а также обвинений президента Сирии Асада в применении химического оружия нынешний модератор пленарного заседания, ведущая телеканала NBC Мегин Келли задала Владимиру Путину ряд повторяющихся вопросов о "вмешательстве России в президентские выборы США", после выступления Владимира Путина на пленарном заседании ПМЭФ-2017
 
Дискуссия Владимира Путина и Меган Келли на пленарном заседании ПМЭФ -2017
 
М. Келли: Мы продолжим выступления через минуту. Но меня попросили задавать вопросы в промежутках, если есть вопросы.

У меня есть вопрос, который я хотела бы задать вам, господин президент. Вы отметили, что Россия сейчас вступает в новую эпоху роста, но в России по-прежнему сохраняется серьезная проблема неравенства доходов – 1% богатых людей обладает более 70% богатства. Я говорила с русскими людьми, они говорят, что слишком много денег они тратят на продовольствие из своего бюджета, на одежду, например. Что делается для того, чтобы решить эту проблему?

В. Путин: Для того чтобы решить эту проблему, нужно реализовать программу, о которой я сейчас рассказал. Нужно развивать новые технологии. Речь не идет о том, чтобы деньги разбрасывать и раздавать, речь идет о том, чтобы наша экономика генерировала больше доходов, а люди получали больший доход соответственно. И сделать это можно исключительно на путях развития новых технологий, в том числе и цифровых технологий.

Проблема, о которой вы сказали, действительно существует. Она характерна не только для России, для очень многих стран, экономик мира. Но мы эту проблему знаем, мы ее признаем, она является наиболее чувствительной. Это первое.

Второе – мы не можем ждать очень долго. Поэтому государство должно своими способами, своими инструментами таким образом перераспределять ресурсы, чтобы поддерживать тех, кто находится в достаточно сложном положении и сложной жизненной ситуации.

Таких инструментов у нас много, например поддержка семей с небольшими доходами по уплате жилищно-коммунальных платежей. Это, на первый взгляд, скучные вещи, но они очень важны для людей. Это так называемый материнский капитал, который мы выплачиваем семьям с двумя и большим количеством детей. У вас их, я знаю, трое. Если бы вы были российской гражданкой, мы выплатили бы и вам семейный капитал.

Но этого недостаточно. Мы должны наращивать эту целевую, адресную поддержку. То есть мы, с одной стороны, должны помогать тем людям, которые честно, хочу подчеркнуть, честно заработали свои капиталы, помогать им вкладывать в развитие экономики, а не в потребление, кстати говоря. А с другой стороны, выработать именно адресную поддержку тех, кто нуждается в помощи со стороны государства.
 
Дискуссия Владимира Путина и Меган Келли на пленарном заседании ПМЭФ -2017
 
Выход США из Парижского соглашения по климату

М. Келли: Вчера, как вы знаете, президент Трамп объявил, что Соединенные Штаты выйдут из парижских соглашений по климату, говоря о том, что это наносит ущерб американской экономике и будут потеряны рабочие места. Европейские лидеры быстро среагировали, обвиняя президента Трампа. Как вы к этому относитесь, господин президент Путин?

В. Путин: Я не отношусь к числу европейских лидеров, во всяком случае они так не считают (смех, аплодисменты), но, конечно, у нас, я имею в виду Россию, есть своя точка зрения. Кстати, вы сами читали эти парижские соглашения? Нет, не читали, я вижу.

Вообще, парижские соглашения – это хороший, правильный документ, направленный на решение одной из глобальных проблем сегодняшнего дня, на то, чтобы помешать изменению климата. Вопрос, в состоянии ли мы помешать изменению климата. Речь там идет о чем? О том, чтобы не допустить роста температуры на два градуса.

Как-то мы здесь пока не ощущаем, что температура сильно растет. Но, кстати говоря, мы должны быть благодарны президенту Трампу. Вот сегодня в Москве, говорят, снег даже был, здесь – дождь, холодина такая. Теперь можно все свалить на него и на американский империализм, что это всё они виноваты. Но мы этого делать не будем.

А если посмотреть, что же такое парижские соглашения, – это, вообще-то, рамочный документ, и там всё, в этих парижских соглашениях, передано на решение национальных правительств. Там нет обязательных требований, все страны принимают решение самостоятельно. Вот Соединенные Штаты взяли на себя обязательство сократить, по-моему, на 26–28% выбросы в атмосферу к 2025 году, а Россия взяла на себя обязательства выйти на уровень 70% выбросов от 1990 года, но к 2030 году.

Соединенные Штаты ратифицировали, насколько я помню, это соглашение, мы пока – нет. Но мы не сделали этого потому, что мы хотим дождаться, когда будут сформированы правила распределения ресурсов и другие чисто технические, но важные вещи. Соединенные Штаты взяли на себя обязательство внести в так называемый "Зеленый фонд" 100 миллиардов долларов, которые должны пойти на помощь развивающимся странам в их экологических программах. Но как должны поступать эти средства, куда, кто ими будет распоряжаться – пока эти вопросы не решены.

Я из чего исхожу. Ведь для того, чтобы сократить выбросы на 26–28% к 2025 году, а это время уже не за горами, нужно, действительно, провести, видимо, большую модернизацию производства. Нужно заставить бизнес вложить сотни миллионов, а может быть, миллиарды, точно, миллиарды долларов в экономику.

Есть еще одна сторона этой медали. Нужно подумать, что делать с работниками, которые будут выбывать из сегодняшней системы производства. Нужно их трудоустроить, заранее об этом подумать и тоже вложить соответствующие ресурсы, если мы не хотим, чтобы они остались за бортом и пополнили армию людей, которые живут за чертой бедности.

У меня спросили по поводу людей, которые живут с маленькими доходами в России. Кстати говоря, мы с 2000 года, у нас было 40% людей, живущих за чертой бедности, мы их сократили почти в два раза к сегодняшнему дню. Есть определенные колебания, связанные с кризисом сегодняшнего дня, но все-таки это нам удалось сделать. Ну так вот, надо подумать и в Штатах: а что делать с людьми, которые окажутся без работы? Это тоже дополнительные ресурсы.

Поэтому я не стал бы сейчас судить президента Трампа, потому что президент Обама принял соответствующее решение, может быть, действующий президент считает, что они не до конца продуманные? Может быть, он считает, что нет соответствующих ресурсов? Это все нужно повнимательнее посмотреть. Но, на мой взгляд, можно было бы и не выходить из парижских соглашений, потому что они носят рамочный характер. А, по сути, можно было бы что сделать?

Можно было бы изменить обязательства Соединенных Штатов в рамках этих парижских соглашений. Но обратно ведь пленку не отвернешь. То, что сказано, уже сказано, и нужно думать, как жить дальше, что дальше делать. А проблему дальше бросать, конечно, нельзя. Но, насколько мне известно (я, правда, не знаком с самим текстом заявления президента Трампа), он сказал, что он хотел бы либо пересмотреть эти соглашения, либо подписать какое-то новое соглашение.

Он ведь не отказывается от того, чтобы работать над этой проблемой. И мне кажется, сейчас нужно не шуметь по этому поводу, а все-таки создать условия для совместной работы, потому что если такие страны, крупные эмитенты, как Соединенные Штаты, не будут совсем работать, то тогда вообще никакого соглашения в этой сфере не удастся согласовать и подписать. Поэтому нужно исходить из того, что есть, и стремиться к тому, чтобы эту работу всю наладить в конструктивном ключе.

Россия и НАТО

М. Келли: Президент Путин, все эти ссоры вокруг НАТО, все эти склоки вокруг НАТО, они помогают России?

В. Путин: Ссоры вокруг НАТО? Помогают ли они России?

Ну, в том смысле, что НАТО может развалиться, – да, тогда помогут. Но пока что-то мы не видим развала. Знаете, я много раз уже задавался вопросом и публично его ставил. НАТО создавалось как инструмент "холодной войны" в борьбе с Советским Союзом и так называемым Варшавским договором. Сейчас нет ни Варшавского договора, ни Советского Союза, а НАТО существует.

Возникает вопрос: зачем? Ответ только один – что бы там ни говорили, это инструмент внешней политики Соединенных Штатов. Если кому-то нравится, тогда так и хорошо. Но только главное, чтобы те процессы, о которых всегда говорили в НАТО, а именно говорили о трансформации этого блока скорее в политическую организацию, как в организацию, которая создает существенные элементы стабильности в мире, – если так будет, то тогда, наверное, и неплохо. Но пока этого не происходит, пока мы видим развитие военной инфраструктуры и приближение этой инфраструктуры к нашим границам. И это нас не может не беспокоить, мы об этом много раз публично говорили.

Если говорить о последней встрече на высшем уровне, то Соединённые Штаты требуют от своих союзников повышения военных расходов и в то же время одновременно говорят о том, что НАТО ни на кого нападать не собирается. А если вы ни на кого не собираетесь нападать, зачем увеличивать военные расходы? Это, конечно, вызывает у нас дополнительные вопросы.

Поэтому, вы знаете, мы старались наладить конструктивный диалог с этой организацией, даже создали Совет "Россия – НАТО" в свое время в Риме. Но все это прекратило существование, не действует по факту не по нашей инициативе, не по нашей вине. Но отсутствие таких инструментов сотрудничества – это плохо, потому что не дает нам возможности конструктивно работать над купированием вопросов сегодняшней повестки дня.

Говорят о том, что НАТО должна более активно бороться с терроризмом. Это правильно, это мы поддерживаем. Но в то же время мы что видим? Смотрите, мы только что проводили крупную международную конференцию по вопросам безопасности на уровне советов безопасности стран-партнеров. Приехали представители из 95 стран мира. И очень многие представители с Американского континента, из Европы нам на ухо шепчут: "Нас уговаривали в Брюсселе и Вашингтоне не ехать в Россию".

Это что такое? Люди, которые занимают такую позицию, они каким местом своего тела думают? Причем профессионалы хотят сотрудничать, они понимают важность этого взаимодействия, важность обмена информацией. А на политическом уровне люди ездят в бронированных машинах, они в безопасности, они не чувствуют угрозы для своих собственных граждан, похоже.

Но если так будет происходить, то тогда мы будем получать удары и в Германии, и в Брюсселе, и в Соединенных Штатах, и в России. Я уже много раз говорил: объединять нужно усилия в борьбе с основными угрозами, одной из которых сегодня является терроризм. Если НАТО будет в этом ключе конструктивно работать, мы будем сотрудничать, конечно.

Отношения с Индией, Китаем, БРИКС

М. Келли: Президент Путин, вы и премьер-министр Моди вчера подписали несколько соглашений, которые обещают дополнительное сотрудничество между вашими странами, такие как борьба с терроризмом, где Россия сможет построить дополнительные два блока ядерной электростанции в Индии. Значимость такого рода сотрудничества?

И вы еще как раз говорили о взаимоотношениях, настроенных на доверии между вами двумя. Как Китай вписывается в такого рода формат взаимоотношений? Это для президента Путина, а потом еще премьер-министру Моди надо будет дать слово.

В. Путин: Вы знаете, мир вообще всегда и в наше время соткан из противоречий. Наша задача – и моя, и председателя Си Цзиньпина, и премьер-министра Моди – заключается в том, чтобы, несмотря на все эти противоречия, заходить не в тупики, а искать улицы, причем улицы с двусторонним движением.

Когда-то здесь в 2005 году, несмотря на все сложности, в том числе региональные противоречия, о которых мы знаем, мы все-таки собрались втроем: президент России, руководитель Китая и руководитель Индии. И договорились, что будем вместе собираться и решать общие проблемы. Эта работа пошла, несмотря ни на какие сложности и противоречия в чем-то.

Она пошла, и пошла так, что к этой работе захотели присоединиться и Бразилия, и Южно-Африканская Республика. И возник БРИКС, который является существенным фактором сегодняшней международной жизни. У нас общие вопросы, которые, мы считаем, эффективнее решать сообща. Я считаю, что это очень позитивный процесс, и именно так на эти процессы смотрит и Китайская Народная Республика, так на эти процессы смотрит руководство Китая.

Я уже говорил об этом совсем недавно, вчера, что ли, на встрече с руководителями информационных агентств: мы 40 лет вели с Китаем переговоры по пограничным вопросам. Но благодаря той атмосфере, которая была создана в межгосударственных отношениях, мы смогли найти компромисс. Конечно, кто-то может сказать здесь: мы в чем-то уступили, в чем-то Китай уступил. Но мы сделали это. И это создало дополнительные возможности для развития отношений.

У нас с Индией вообще не было никаких проблем, никогда! Надеюсь, никогда и не будет. Наоборот, у нас есть только плюс, и плюс колоссальный, который заключается в нашем историческом взаимодействии. Мы вчера действительно подписали ряд соглашений, которые направлены на развитие уже традиционных отраслей сотрудничества и новых.

Мы стараемся найти новые формы взаимодействия и прежде всего, конечно, хотим сосредоточиться на инновационных современных отраслях экономики. К ним, конечно, можно отнести и ту самую ядерную сферу, о которой вы упомянули. Уже работает ряд блоков в Индии, и у нас есть большие планы по взаимодействию в дальнейшем. У нас есть очень интересные и перспективные направления.

Мы будем всячески поддерживать тех, кто это делает, потому что, безусловно, такое сотрудничество пойдет на благо как народу Индии, так и народу России, и всему региону, кстати сказать. В том числе это будет способствовать и реализации планов китайского руководства по их проектам, связанным с Шелковым путем. Мы же говорили об объединении усилий Евразийского экономического союза и китайских планов по Шелковому пути. Всегда есть какие-то вопросы, требующие дополнительного изучения. Но мы хотим идти по этому пути, мы пойдем, и, точно совершенно, при доброй воле мы будем добиваться успехов.

Обвинения России во вмешательстве в президентские выборы США

М. Келли: Что касается темы взаимоотношений, одним из элементов во взаимоотношениях между Россией и Соединенными Штатами, Россией и Европой является предположение, что Россия вмешивалась в ход выборов в США.

Господин президент, на этой неделе вы сказали французской газете, что Россию обвиняли в том, что она вмешивалась в американские выборы. Обвиняли те, кто проиграл эти выборы и не хотели признавать поражение. Но все 17 агентств по разведке США сделали вывод о том, что Россия вмешивалась в выборы в США.

Это были беспартийные специалисты: и республиканцы, и демократы, те, кто поддерживал президента Трампа, некоторые защищали и вас. Все они приняли эти выводы. Все эти профессионалы разведки, а также частные компании, которые не связаны с какой-либо политической партией, сказали, что Россия вмешивалась в американские выборы. Они что, все не правы?

В. Путин: А Вы читали эти отчеты?
 
Дискуссия Владимира Путина и Меган Келли на пленарном заседании ПМЭФ -2017
 
М. Келли: Я публичную, общественную версию, которая не засекречена, читала.

В. Путин: Публичную, общественную версию, то есть никакую. "А кто шил костюм? – Карманы хорошо пришиты? – Хорошо. – Пуговицы хорошо? – Хорошо. – Есть претензии к пуговицам? – Нет, пришиты намертво. Но костюм носить невозможно". Такое бывает? Было у одного из наших сатириков Аркадия Исааковича Райкина.

И сейчас вы мне тоже говорите: "Публичную версию". Я читал эти отчеты. Даже в этих отчетах нет ничего конкретного, там только предположения и выводы на основе предположений. Всё! Знаете, если что-то конкретно, тогда будет предмет обсуждения. Как в одной организации, в которой я раньше работал, говорили: "Адреса, явки, фамилии". Давайте, где это всё?

Что касается независимых источников. Нет ничего независимого в этом мире. И даже последние кадровые назначения ваших специальных служб говорят о том, что предпочтения все равно есть. Поэтому, мне кажется, нужно прекратить эту просто бесполезную и вредную болтовню.

Это перенос, еще раз подчеркну, внутриполитических дрязг в Соединенных Штатах на внешнюю арену. Это попытка решить внутриполитические вопросы с использованием инструментов внешней политики.

Это вредно, это наносит ущерб и международным отношениям, и мировой экономике, и вопросам безопасности, и борьбе с террором. Это просто наносит вред! Я сейчас вам привел пример, когда из Вашингтона не рекомендуют ехать на мероприятие по борьбе с терроризмом в Россию. Глупость полная!

Ведь это кто-то делает! Вот такие люди, которые делают эту чушь, они и инициируют подобные доклады и отчеты. Мне кажется, что это должно прекратиться, и как можно быстрее. Нужно начать нормальное сотрудничество.

Что дополнительно можно сказать? В мире не так много стран, которые обладают привилегией суверенитета. Не хочется никого обижать, но вот то, что сказала госпожа Меркель, это продиктовано в том числе давно накопившейся такой обидой – уверяю вас, что бы она потом ни ответила, – на то, что суверенитет-то ограничен.

Если такие попытки кем-то руководить внутри страны или вовне с помощью недостоверной информации будут продолжаться, они будут наносить ущерб международным отношениям. Но, повторяю еще раз и этим хочу закончить ответ, это должно когда-то закончиться.

М. Келли: Эксперты говорят, что нельзя эти факторы выдумать. Там сотни фактов против России: там IP-адреса, отпечатки пальцев, коды какие-то – всё это указывает на Россию, и никакие другие доказательства не указывают на кого-либо еще, кроме России.

В. Путин: Какие отпечатки пальцев? Отпечатки копыт, рогов. Чьи эти отпечатки?

IP-адреса – их можно вообще придумать. Знаете, сколько таких специалистов? Они сделают так, что это и с вашего адреса домашнего, дети ваши послали, младший Ваш ребёнок трехлетнего возраста, так все организуют, что это ваша девочка трехлетняя совершила эту атаку. Такие специалисты сегодня в мире в сфере этих технологий, что они вам что угодно придумают, а потом кого угодно обвинят.

Это не доказательство. Это попытка переложить с больной головы на здоровую эту проблему. А проблема не у нас. Проблема – внутри американской политики. Вот в чем проблема. Команда Трампа оказалась более эффективной в ходе избирательной кампании. Я и сам иногда думал: перебирает мужик, честное слово. Это правда! Но оказалось, что он был прав, что он нашел подход к тем группам населения и к тем группам избирателей, на которых он сделал ставку, и они пришли и проголосовали за него.

Экономическое восстановление ДНР и ЛНР

"Это важный вопрос, потому что ведь в основе сегодняшних сложностей, ограничений лишь кризис на Украине. И мы постоянно слышим: "Вот если исполнит Россия минские соглашения, то все будет хорошо".

Россия не может исполнить минские соглашения в одностороннем порядке. Мы готовы содействовать этому, но мы не можем сделать то, что должны киевские власти сделать. Там делают всё, чтобы ничего не произошло к лучшему, ну всё. Ведь вы даже не обращаете внимания на некоторые вещи или делаете вид, что не замечаете.

Ну, я не вас лично имею в виду, а имею в виду западные средства информации, моих западных коллег. Все говорят о том, что там стреляют, но непонятно, кто. Постреляли, а кто стрелял – непонятно. В результате этого ничего не делается, не отводится тяжелое вооружение с линии соприкосновения.

Договорились о том, что нужно заняться экономической реабилитацией этих непризнанных республик, этих территорий. А что на практике происходит? Радикалы взяли и заблокировали вообще всякое движение людей и товаров. Президент Порошенко предпринял попытку разблокировать, устроил там драку и стрельбу в воздух. Так ничего и не сделал.

И через день или через два дня, хотя публично заявил о том, что те, кто это делает, чуть ли не преступники, их нужно призывать к порядку, когда понял, что не может это сделать, взял и сам издал указ или декрет о том, что он присоединяется, официально вводит эту блокаду. Но в минских соглашениях прямо написано - по-моему, пункт восьмой, – реабилитацию провести, разблокировать всё. Нет, официальным решением присоединился к блокаде. Вы чего от нас требуете? Вы чего хотите, чтобы мы исполнили в этом случае?

Или сейчас взяли и закрыли все российские средства массовой информации, не пускают туда наших артистов, журналистов. Закрыли теперь социальные сети.

Вы – журналист, свободный обмен информацией где? Кто его обеспечит, в том числе на Украине? Почему все молчат об этом? Почему все требования обращены только к Москве? Так мы никогда не решим ни одной проблемы".

Применение химоружия в Сирии – провокация, никто не провел расследование

М. Келли: Давайте все-таки переменим тему, перейдем к Сирии.

Наш президент говорил о том, что вы поддерживаете там злого человека, он говорил об Асаде. Вы верите в это?

В. Путин: Во что? В то, что Асад – злой человек? А вы спросите других лидеров, которые с ним общались. Он ведь чаще бывал в Европе, чем в России, после того как избрался. Мы защищаем там не столько президента Асада, сколько сирийскую государственность. Мы не хотим, чтобы на территории Сирии возникла ситуация, сопоставимая с Ливией или с Сомали, или с Афганистаном, где НАТО присутствует уже в течение многих лет, а ситуация к лучшему не меняется.

Мы хотим сохранить государственность и на базе решения этой фундаментальной проблемы двигаться дальше в сторону урегулирования политическими средствами сирийской проблемы. Да, наверное, там все в чем-то виноваты. Но давайте мы не будем забывать, что если бы не активное вмешательство извне, там бы не было такой ситуации и такой гражданской войны, как мы наблюдаем.

В чем обвиняют президента Асада в последнее время? Мы знаем об обвинениях в применении химического оружия. Доказательств вообще никаких нет! Мы предложили же сразу после того, как это произошло, провести инспекцию прямо на аэродроме, откуда якобы взлетали самолеты президента Асада с химическим оружием. Я хочу еще раз повторить, потому что не все это слышат: и если там было применение, грузили какие-то снаряды с химическим оружием, современные анализаторы, современные средства контроля точно бы это уловили, что, да, здесь, в этом самолете, на этой площадке было химическое оружие.

Отказались, никто не хочет. Разговоров много, а конкретных дел – ноль. Мы предложили провести инспекцию там, куда был нанесен удар: "Давайте посмотрим, что там?" Тоже нельзя. "Почему?" – "Там опасно". – "А чего же там такого опасного, если удар якобы нанесли по здоровой части даже вооруженной оппозиции? Там же нормальные люди, что с ними опасного?" – "Нет, там тоже нельзя".

Но совершенно точно известно, что в Ираке (здесь сидит представитель Ирака, мы его тоже приветствуем), в иракском Курдистане применяли боевики оружие химическое, и это установлено всем международным сообществом, всем. Значит у них есть оно. А, судя по заявлениям Международной организации по контролю за этим видом оружия массового уничтожения, Сирия его уничтожила.

М. Келли: Нам известно, что Асад использовал химическое оружие до того. И Россия добилась соглашения в 2013 году, для того чтобы положить этому конец. Россия признала использование химического оружия, для того чтобы предотвратить дальнейшее его использование.

Вопрос заключается в том, использовал ли Асад химическое оружие несколько месяцев тому назад? Хотела бы еще раз остановиться на этом вопросе. Мы все видели видео, на котором были показаны страдающие, умирающие дети. Именно эта причина побудила президента Трампа приказать нанести удар. Асад утверждает, что это фальшивые видео. Вы считаете, что эти видео подложные? Они сфальсифицированы?

В. Путин: Первое. Когда мы с президентом Обамой договаривались вместе поработать над уничтожением химического оружия в Сирии, мы исходили из того, что оно там есть. Но мы никогда не признавали, что Асад его применял. Я вас прошу быть более точной.

Второе. По поводу людей, которые были убиты, пострадали от применения оружия, в том числе химического оружия, – это ложная информация. На сегодняшний день мы абсолютно убеждены, что это просто провокация. Асад этого оружия не применял, и все это было сделано людьми, которые хотели его в этом обвинить.

Более того, наши спецслужбы получили дополнительные сведения о том, что и в других регионах Сирии, в том числе недалеко от Дамаска, хотят повторить такой же сценарий. Мы предали эту информацию гласности. Слава богу, у тех, кто планировал эту акцию, хватило ума этого не делать вовремя.

М. Келли: Если позволите, хотела бы продолжить обсуждение этого вопроса.

Дело в том, что в Турции проводились вскрытия жертв использования. И видели эти тела представители ОЗХО и представители Всемирной организации здравоохранения. Был сделан вывод, что зарин использовался против этих людей.

Неужели все участвовали в этом заговоре: и криминальные лаборатории, и ОЗХО, и ВОЗ? Неужели все они участвуют в этом заговоре?

В. Путин: Ответ очень простой, и вы его знаете: он мог быть кем-то применен, но не Асадом, а кем-то специально применен, чтобы обвинить Асада в этом. Поэтому дальнейшее расследование без понимания причин того, кто это сделал, бессмысленно. Это только играет на руку провокаторам, которые организовали эту акцию. Вот и всё. Что же здесь непонятного? Мне кажется, это абсолютно ясно.

Но я хочу вам задать вопрос тогда: а почему не поехали сразу на место, с которого якобы совершено было нападение химическим оружием? Почему никто не поехал на инспекцию этого аэродрома? Почему никто не стал проверять самолеты, с которых якобы был нанесен удар, когда мы предлагали? Почему никто не поехал на место нанесения этого удара? Ответ простой: потому что боялись, что вскроется эта фальсификация, – вот и всё!
 
Читайте также:

  • Газпром недооценен рынком: Путин
  • Выступление Владимира Путина на пленарном заседании ПМЭФ-2017
  • Низкая цена нефти оздоровит экономику России: Путин
  • Строительная отрасль может стать источником роста ВВП
  • Путин дал старт производству корабельных газотурбинных двигателей


  • Самые инновационные экономики мира 2017

             Календарь
    «    Сентябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     
    1
    2
    3
    4
    5
    6
    7
    8
    9
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
    24
    25
    26
    27
    28
    29
    30
     

      ВВП стран мира 2017
    Список МВФ в трлн.$.

      1 США - 19,284
      2 КНР - 12,263
      3 Япония - 4,513
      4 Германия - 3,591
      5 Великобритания - 2,885
      6 Франция - 2,537
      7 Индия - 2,487
      8 Италия - 1,901
      9 Бразилия - 1,556
      10 Канада - 1,530
    Государственный долг стран мира 2017

    Государственный долг стран 2017 в процентах от ВВП

      1 Япония - 250,91
      2 Ливан - 147,62
      3 Италия - 131,71
      4 Эритрея - 127,5
      5 Португалия - 127,33
      6 Кабо-Верде- 122,25
      7 Бутан - 122,12
      8 Ямайка - 116,07
      9 США - 107,48
      10 Барбадос - 106,58
    Золотовалютные резервы стран мира 2017

    Международные резервы, млрд. USD

      1 КНР - 3080,7
      2 Япония - 1260,0
      3 Швейцария - 773,1
      4 Евросоюз - 745,9
      5 Саудовская Аравия - 492,9
      6 Тайвань - 444,4
      7 Россия - 419,9
      8 Гонконг - 413,3
      9 Индия - 393,6
      10 Республика Корея - 383,8

    Главная   Финансы    Энергетика    Металлургия    Технологии    Страхование    Транспорт    Недвижимость    Здравоохранение   Контакты
    Макроэкономика    Мировая экономика





    Новости экономики
       Copyright 2015 © econominews.ru